Тарик Хэгги

Одномерный разум.


В течение последней половины века, в которой связались моя жизнь, мой опыт, мои идеи и мои отношения со всей палитрой культуры, мне стал виден существенный диссонанс в структуре современной когнитивной культуры подавляющего большинства лидеров движения политического ислама, будь то руководители высшего, среднего или низшего звена. Чтобы пролить свет на этот огромный недостаток и, прежде чем я перейду к структуре современной когнитивной культуры, необходимо объяснить, что же она собой представляет.
Предполагается, что в структуру современной когнитивной культуры включаются все слои человеческого мыслетворчества в различных областях знаний, древних и современных. Современный культурный человек - это человек, разум которого получил знания в следующих областях: общей истории человечества и политической мысли, философии, психологии, литературе, древнем и современном искусстве, социологии, науке современного управления и других. Это может быть, или может не быть, одновременно с определенными специальными областями, как в области прикладных, так и в области социальных и гуманитарных наук. В свете этого невозможно представить, чтобы когнитивная структура личности лидера в современном обществе не имела знаний о, например, достижениях цивилизаций - египетской, вавилонской, ассирийской, древнегреческой, или чтобы она не обладала знаниями о достижениях человеческого творчества в эпоху Возрождения, или у нее бы отсутствовали знания об исторической роли французских просветителей, таких как Вольтер, Дидро, Руссо и Монтескье в подготовке строительства современных политических, конституционных систем и институтов в цивилизованном обществе. Так же невозможно представить себе отсутствие у любого из них знаний о плодах человеческого творчества во всех областях прикладной, социальной и гуманитарной наук в течение последних двух столетий .
Я не имею в виду, что структура знаний современного лидера должна быть подобна структуре знаний специалистов в областях, о большинстве которых я упоминал. Но я имею в виду, что он должен быть достаточно знаком с развитием человеческих знаний как в древности, так и в настоящем времени. Опыт пяти десятилетий тесного взаимодействия с менталитетом руководства лидеров исламских движений показал мне, что в большинстве своем они обладают одномерным разумом. Они могли читать много или мало исламской литературы в различных областях, но, как я ранее объяснял, спектр их знаний не является сбалансированным. Лидеры этих движений и литература, которая сформировала их, ясно представляют собой феномен структуры знаний, который я назвал одномерным разумом.   Они знакомы в разной степени с исследованиями Корана, биографией Пророка и фикхом, они знают в разной степени содержание книг в этих областях, но большая часть из них абсолютно не имеет в структуре своих знаний элементов, присущих менталитету современного интеллекта. Мой опыт знакомства с сотнями из них показывает, что есть стратегическое направление в группах политического ислама, призывающее не допускать в головы и умы своих исламских последователей знаний, связанных с немусульманскими сочинениями. Я слышал от большинства исламистов, с которыми я общался, что они запрещают своим последователям изучать философию и литературу Древней Греции, просветительские труды, проложившие путь французской революции и философские труды человечества, начиная с V века до н. э. и до наших дней. Это - основная политика, которая формирует лидеров и проповедников исламистов. Я бы посоветовал читателю прочесть то, что написал диссидент, бывший лидер братьев-мусульман, Сарват аль-Хербави об этой политике братства . 
Один из самых больших и очевидных результатов недостаточного знания большинства исламистов - отсутствие информации о развитии человеческого знания, и тот факт, что большинство исламистов не делают различий между "религиозной истиной" и "научной истиной". Религиозная истина - это то, что не доказано ничем, кроме как религиозными текстами, которые и породили эти религиозные истины. А научная истина, по определение философа Огюста Конта, основателя школы позитивизма, отличается от религиозной, с точки зрения методов ее доказательства, способностью создавать научные методы доказательства. Хотя религиозные истины по-прежнему уважаются теми, кто верит основным религиозным и другим священным текстам, они остаются только в области личной веры . Научная же истина подчиняется правилам научных доказательств и может быть подвергнута критике даже после ее доказывания. В результате структура одномерного разума не отличает разницу между "религиозной истиной" и "научной истиной", это является статически вечной позицией исламистов в большинстве вопросов по таким темам, как женщины, искусство, свобода интеллектуального и художественно-литературного самовыражения, другие религии и т. д. Не существует ни одного исламского лидера, который может рассматривать такое искусство как например балет допустимым видом искусств, и ни одного исламского лидера, который в своем обществе признает право любого человека на исповедание буддизма или бахаизма . Также нет ни одного исламского лидера, который допускает музыку, пение, актерское мастерство, фотографию, рисунок и скульптуру, без ограничения их условиями и разрешениями, уничтожающими сам дух искусства и творчества. Также нет никакой разницы между исламистскими лидерами в отношении таких людей, как Шейх Омар Абдель-Рахман, Халид Исламбули и других .
Я не думаю, что мы сможем говорить об умеренном политическом исламе до тех пор, пока в движениях политического ислама не произойдут потрясения, подобные потрясениям, с которыми столкнулась христианская церковь в Европе в столетия, следующие за эпохой Возрождения. Эти столетия стали свидетелями усилий просветителей в распространении ценностей человеческой цивилизации, осветивших собой мир, после того как люди с несбалансированной структурой знаний были укрощены и перестали допускаться к управлению обществом. Такие люди имеют мышление, которое не может указать правильного пути, потому что структура их знаний неполная, дефектная и одномерная. Эти люди противостоят новой реальности, имеющей проблемы и вопросы, для решения которых необходимы человеческие индивидуумы со сбалансированными знаниями о реальной современной жизни, полученными из многих источников, из самых современных прикладных и социальных наук.  

Каждый ученый, изучающий историю Европы, знает, что момент, когда люди, имеющие одномерный разум, вынуждены были полностью отойти от управления обществом - это момент, когда начался расцвет творческого разума во всех европейских обществах, что дало человечеству в течение всего лишь четырех веков прогресса больше научных достижений и повышения качества жизни, чем человечество достигло на протяжении веков, предшествовавших этому моменту в его истории. Одномерный разум не может позволить себе творчество в различных его проявлениях, так как он всегда занят, занят очень отсталыми и примитивными вопросами.

 

Перевод с арабского на русский язык - Махер Хамис

02.08.2017 г.